logotype

Центр стратегічних досліджень та анализу

громадська организація

agro
SICH

КТО СТОИТ ЗА «КАССЕТНЫМ СКАНДАЛОМ» И ГИБЕЛЬЮ ГЕОРГИЯ ГОНГАДЗЕ?

17.02.2011 23:27

КТО СТОИТ ЗА «КАССЕТНЫМ СКАНДАЛОМ» И ГИБЕЛЬЮ ГЕОРГИЯ ГОНГАДЗЕ?

В летописи Украины есть два майора, вошедших в историю. Это легендарный майор Вихрь – Евгений Березняк, совершивший подвиг, и майор Мельниченко – совсем по другому поводу «вляпавшийся» в историю. Два представителя своего времени, двух разных поколений. Как раз тот случай, когда на смену героям приходят их антиподы.

Американский полковник Оливер Норт, ставший в 80-ые годы прошлого века одной из центральных фигур американского политического скандала «Иран-Контрас» и вынесший на себе основную тяжесть выдвинутых тогда обвинений против Президента США, по сравнению со своим украинским коллегой кажется образцом офицерской чести и стойкости.

В последние годы Мельниченко изменил ремеслу Павлика Морозова. От подслушивания и подглядывания из-под дивана и из шкафа за охраняемыми и другими лицами майор из Василькова, набравшись опыта за океаном, предусмотрительно перешел к более респектабельному занятию – играм на политическом поприще.

Просматривается и вожделенная цель некогда беглого майора – получение через депутатский мандат Верховной Рады неприкосновенности и парламентского иммунитета от уголовного преследования, неизбежность которого дамокловым мечом висит над ним уже 10 лет.

Вместе с тем некоторые события и наблюдающийся бум в информационном поле значительно приблизили власть и общество к разгадке тайн «кассетного скандала», а с ними и причин убийства Георгия Гонгадзе, самого же «майора с пленками» - к уголовной ответственности.

Так, 23 июня 2011 года Печерский районный суд г.Киева отменил постановление от 1 марта 2005 года Генеральной прокуратуры Украины о прекращении уголовного дела против Мельниченко. Суд констатировал, что тогдашний Генпрокурор Святослав Пискун, только что «поднявшийся с колен благодаря оранжевой революции (его собственное определение – Авт.)», прекратил дело сбежавшего в 2000 году за кордон майора незаконно. Как известно, майор обвинялся в превышении власти и служебных полномочий, разглашении государственной тайны и подделке документов.

Этой индульгенцией от «оранжевой» власти Мельниченко прикрывался целых 6 лет, построив свои необычные отношения с украинскими следователями и прокурорами на принципе «вместо показаний – указания».

Апогеем отношений бывшего майора со следствием стало недавнее возбуждение Генпрокуратурой 21 марта 2011 года, в частности на основании его пресловутых «пленок», уголовного дела против бывшего Президента Украины Леонида Кучмы.

Но дальше случилось то, что неминуемо должно было случиться. Второй Президент Украины стал защищаться от выдвинутых обвинений. И, как видим, цивилизованным способом – обратился в суд, обжаловав незаконную индульгенцию Пискуна для майора.

В результате «пленки Мельниченко» бумерангом ударили по своему хозяину. Отменив постановление Генпрокуратуры 2005 года о прекращении уголовного дела и признав тем самым очевидные вещи – незаконность прослушивания кабинета Президента и записи ведущихся в нем разговоров, суд потребовал провести полноценное расследование действий Мельниченко. То расследование, от которого все эти годы уклонялся не только майор, но и, чего греха таить, сама прокуратура.

Так через многие годы в истории с нашкодившим майором появился здравый смысл. В результате этого судебного решения дух неуловимого, вездесущего и всезаписывающего майора Мельниченко материализовался. Он снова стал заурядной, но процессуальной фигурой - обвиняемым по уголовному делу.

«Пленки Мельниченко» и дело по обвинению второго Президента Украины

Решение Печерского районного суда по делу Мельниченко привело в действие целую цепь взаимосвязей, восстанавливающих законность и в деле второго Президента Украины.

Последнему, как считают многие специалисты в области уголовного права и процесса, обвинение в превышении власти предъявлено поспешно. Ведь обычно осторожные прокуроры не дали надлежащей оценки незаконной, заказанной «оранжевой властью» версии Святослава Пискуна о пребывании майора Мельниченко в состоянии крайней необходимости. В результате эта версия рассыпалась в прах при первом же соприкосновении с критическим подходом в суде.

Время вспомнить, что конституционные гарантии (ст.62 Конституции Украины): «…Обвинение не может основываться на доказательствах, полученных незаконным путем, а также на предположениях. Все сомнения относительно доказанности вины лица толкуются в его пользу…» - распространяются не только на простых граждан, но и на президентов, даже если они бывшие.

Так называемые «пленки Мельниченко», признанные следствием в марте 2011 года на основе «революционной версии» Пискуна доказательствами по делу, возбужденному против Леонида Кучмы, как их ни крути, являются классическим образцом «доказательств», полученных незаконным путем. Таких, о которых говорится в Конституции.

Есть следующие важные обстоятельства в деле второго Президента Украины, которые нельзя проигнорировать, поскольку в таком случае правовую ситуацию откорректирует сама История.

Первое – очевидное. Оно формальное, лежит на поверхности и не требует особых доказательств. Это - незаконность действий лиц, не один год систематически, с использованием специальных технических средств подслушивавших и «писавших» действующего Президента Украины Леонида Кучму. Ведь никто пока не предъявил санкцию суда, разрешающую эти действия. Да и не сможет предъявить. Президент в период исполнения своих полномочий – лицо неприкосновенное, что гарантируется Конституцией.

Обратим внимание – майор не является субъектом, уполномоченным законом на проведение оперативно-розыскной деятельности. Но до сих пор и упорно подчеркивая это, называет свои многолетние – начатые еще в 1998 году, осуществляемые с применением технологий и техники оперативных подразделений, тайные изыскания под диваном и в шкафу Президента - целенаправленным «документированием преступлений». Такое «документирование» является одним из способов ОРД.

Закон Украины об оперативно-розыскной деятельности (ст.2) дает понятие этой деятельности – ею является « …система гласных и негласных поисковых, разведывательных и контрразведывательных мероприятий, осуществляемых с применением оперативных и оперативно-технических средств…».

Этим же Законом (ч.2 ст.5) не дозволена оперативно-розыскная деятельность не уполномоченных на это субъектов, в частности приватных лиц и частных и общественных организаций.

К неуполномоченным субъектам относится и майор Мельниченко, в служебные полномочия которого в подразделении президентской охраны уж никак не входило осуществление негласных поисковых мероприятий с применением оперативных и оперативно-технических средств.

Уже одно это обстоятельство полностью перечеркивает какое-либо юридическое, доказательственное значение «пленок Мельниченко» в следственных и судебных процессах, связанных с именами Гонгадзе, Кучмы, Кравченко, Литвина и других, и делает их абсолютно ничтожными (см. статью 62 Конституции Украины).

Кто-то скажет: но ведь, кроме «пленок», есть и другие доказательства, например показания генерала Пукача, майора Мельниченко, возможно других свидетелей.

Не рискнуло же следствие предъявить обвинение Президенту страны, хотя и бывшему, только на основе такого неубедительного «доказательства», как добытые мутным путем «пленки», которые, как оказывается, вообще не могут быть доказательствами? Все-таки, расследуется не кража из ларька, совершенная каким-то бомжем, хотя и гражданские права бомжа тоже нужно уважать?

Это уже второе, менее очевидное, но не менее важное обстоятельство - вопрос о достоверности того, что записано на «пленках Мельниченко» о причастности второго Президента Украины к случившемуся с Георгием Гонгадзе. По всем канонам теории и практики доказательственного процесса, чтобы признать изложенные на «пленках» фактические данные достоверными, требуются другие, помимо незаконных записей, самостоятельные и объективные доказательства.

Поэтому проблема достоверности записей майора Мельниченко намного сложнее, чем она представляется юным следователям по делу Леонида Кучмы.

Даже при подстраховке их показаниями Алексея Пукача, явно начитавшегося расшифровок тех же сомнительных записей и давшего волю необузданной фантазии, а также при латании доказательственных дыр в уголовном деле показаниями самого Мельниченко. Майор, наверное, как водится в следственной практике, в один прекрасный день «внезапно» вспомнил, что он не только записывал, но и собственными ушами слышал указания Президента о расправе с Гонгадзе (М.Найем «Дело Гонгадзе. Крючек для власти», «Украинская правда», 13.10.2010).

Можно ли верить одному персонажу, несущему бред о том, что он убил для спасения Украины Георгия Гонгадзе как врага украинского народа - агента ЦРУ, с 1997 года якобы готовившего вместе с другими агентами ЦРУ – журналистами Аленой Притулой и Алексеем Подольским антигосударственный переворот («Теличенко: Пукач уверен, что «убийством Гонгадзе он спас Украину от переворота», «Кореспондент.net», 30.08.2011)?

Ведь вся страна, затаив дыхание, два года с момента поимки милицейского генерала ожидала его показаний в суде, которые помогли бы людям разобраться в происшедшем. Вместо правды услышали явный вымысел, грозящий судебному процессу превращением в грубый фарс.

Следует ли доверять другому подшкафному «герою» – как оказалось, сексоту по состоянию души и торговому коммивояжеру, сделавшему записи из главного кабинета страны, в том числе бесспорно содержавшие стратегические государственные тайны, предметом торгов по всему миру?

Тем более, привлекаемому в качестве обвиняемого по другому делу и потому лично заинтересованному (от этого зависит его судьба в уголовном деле) в даче показаний против второго Президента.

Других же свидетелей посерьезнее у обвинения, судя по всему, не имеется. Милицейские генералы Кравченко, Фере уже ничего не смогут сказать в свою защиту. Но и пользоваться этим грешно.

Убийца и предатель – те ли это свидетели, показаний которых достаточно для криминальных обвинений и привлечения к суду Президента европейской страны в 21 веке?

Как это делалось. Правда или фальсификация?

Люди, не владеющие юридическими премудростями, все равно задаются вопросом – если «пленки Мельниченко» в связи с незаконностью их записи нельзя использовать как формальное доказательство на следствии или в суде, то все-таки – правда ли на них записана? Подделка или нет те записи Мельниченко, в которых фигурируют указания второго Президента в отношении Георгия Гонгадзе?

Этот вопрос теперь имеет уже и внутриполитическое, общественное и моральное значение.

Дадим возможность ответить на него самим читателям после изложения следующих фактов, для чего обратимся к первоисточникам.

Как известно, экспертному исследованию для ответа на вопрос, аутентичны ли цифровые записи, кому принадлежат зафиксированные на них голоса и не смонтированы ли они, подлежат именно оригиналы записей, так как подделать копии значительно проще.

Юрий Швец - бывший офицер внешней разведки КГБ СССР, ныне проживает в США, где в 2002 году занимался вместе с майором расшифровкой и публикацией на сайте «5-й элемент» записей Мельниченко. В апреле 2005 года в интервью журналисту Евгению Лауэру он заявил о том, что Мельниченко ввел в заблуждение американского эксперта Брюса Кенига из фирмы «Бек Тек», умышленно представив для экспертизы смарт-карты (чипы) более позднего года выпуска с аудиозаписями разговоров в кабинете Президента Украины - под видом оригиналов 2000 года.

Всем понятно, что оригинальные записи разговоров, якобы происходивших в 2000 году, не могут находиться на носителях (смарт-картах, чипах), которые изготовлены производителем после самого розговора.

Ю.Швец красочно и в деталях рассказал украинскому журналисту, как это было: «…Дальше с Кенигом я начал общаться регулярно. И вот что выяснилось: Мыкола ему дал копии на компакт-дисках. И Кениг ему сказал: Николай, чтобы 100% точно провести экспертизу, нужны оригиналы. В крайнем случае - клон. А копия практически не поддается экспертизе. Поэтому в будущем давай мне оригинал.

Приходит "Кольчуга" на CD - естественно копия. Потом оказалось, что Мыкола сдал Кенигу смарт-карту с "Кольчугой", утверждая, что это оригинал. Он об этом и Жиру как председателю парламентской комиссии сказал: отдал оригинал. Кениг - экспертизу: все нормально.

А до этого мне звонит Мыкола и просит: позвони Омельченко и попроси, чтобы он купил мне в Киеве смарт-карты. Я звоню Грише, Гриша покупает, присылает, я отдаю Мыколе. А там уже экспертиза по "Кольчуге" пошла. Он мне опять звонит: попроси еще. Я опять звоню Грише, Гриша снова покупает чип, но на этот раз на 32 мегабайта. Мыкола говорит: не годится. Я - как так? Нормальная карта на 32 мегабайта. А он: понимаешь, в 2000 году не было карт на 32 мегабайта, были только на 16!

- (Вопрос) То есть он просто "нарубал" файлы и заливал их на смарт-карты под видом того, что это были смарт-карты 2000 года?

- (Ответ) Да. То есть он сфальсифицировал вещдок по уголовному делу, что является очень серьезным уголовным преступлением…

… Я на следующий день приезжаю к Кенигу, все это забираю, в том числе смарт-карту по «Кольчуге». Естественно, на ней есть серийный номер. Я звоню, узнаю, когда она изготовлена. В 2002 году. Все, приехали…

… Я ему: Коля, вот это я все отдам или американскому прокурору или украинскому, поскольку ты совершил преступление – сфабриковал вещдок по уголовному делу, то есть по «Кольчуге»… » (Е.Лауэр «Юрий Швец: в Украине был заговор с целью захвата государственной власти», «Трибуна», 29.04.2005).

Этот же факт подтвердил во время интервью Евгению Лауэру в декабре того же года бывший руководитель следственной комиссии Верховной Рады Украины Александр Жир: « …Да, действительно, чипы и материалы, которые выдавались как первоисточники, как оригиналы, были произведены (сами носители) уже после того, как Мельниченко осуществлял запись. Они не были первоисточниками…» (Е.Лауэр «А.Жир: Сколько еще будет выброшено записей, не знает сам Николай Мельниченко», «Трибуна», 14.12.2005).

Это касается не только записей о «Кольчуге». Можно считать установленным фактом – он общеизвестен из СМИ - что Мельниченко неоднократно представлял следователям и экспертам сфальсифицированные доказательства – под видом оригиналов с записями разговоров 2000 года, он выдавал носители записей (смарт-карты, чипы), выпущенные производителем гораздо позже самих разговоров.

На этих носителях маркировка о предприятии-производителе, серийном номере и объеме карты механически уничтожена. Всем понятно, для чего это делалось – с целью не дать возможность определить, что карты были выпущены производителем после даты записанных разговоров.

Сам Мельниченко, как это известно из его же многочисленных интервью, заявлений представителей прокуратуры, публикаций в СМИ, неоднократно отказывался давать следователям показания об обстоятельствах записи разговоров или же давал неправдивые показания об обстоятельствах, обстановке и способе записи им разговоров второго Президента.

Специалистам хорошо известно, что даже с учетом современного уровня развития технических средств обнаружить экспертным путем монтаж цифровых записей, сделанных хоть в 2000 году, хоть в другое время – невозможно.

Поэтому следователи по делу второго Президента Украины при всем желании, несмотря на напущенный для широкой публики туман в СМИ вокруг этого вопроса, не могут располагать заключениями экспертиз, которые категорически исключали бы возможность монтажа, т.е. фальсификации записей Мельниченко.

В подтверждение процитируем постановление об отказе в возбуждении уголовного дела против Кучмы Л.Д. в части причастности его к совершению преступлений относительно Гонгадзе Г.Р. и Подольского А.И. Его вынес следователь по особо важным делам Генеральной прокуратуры Украины А.Харченко 10 сентября 2010 года – всего лишь год назад и лишь за полгода до принятия абсолютно противоположного решения о возбуждении уголовного дела против второго Президента Украины (см.: М.Найем «Дело Гонгадзе. Крючек для власти», «Украинская правда», 13.10.2010):

« …26.08.2010 року отримано матеріали та висновки проведених у справі додаткових судово-фоноскопічних експертиз… Ознак змін чи монтажу у цих записах не виявлено…. Встановити в категоричній формі, чи піддавались монтажу або іншим змінам аудіо записи експертним шляхом неможливо…».

Добросовестный следователь, учитывая это и ряд других обстоятельств, назвал их обстоятельствами (цитируем постановление), « …які ставлять під сумнів достовірність записів, вилучених у Мельниченка М.І. та вказаний ним спосіб здійснення цих записів. До таких обставин належать:

- непослідовність та суперечливість показів свідка Мельниченка М.І. …

- невідповідність (обратим особое внимание – Авт.) технічних параметрів записів Мельниченка М.І. та експериментальних записів (більша гучність записів Мельниченка М.І., наявність у записах Мельниченка М.І. концентрації енергії в спектральному діапазоні 300-450 Гц і відсутність на експериментальних записах);

- відсутність категоричного висновку судово-фоноскопічних експертиз про оригінальність (первинність) вилучених у Мельниченка М.І. записів, що стосуються справи;

- не категоричність висновку судово-фоноскопічних експертиз про відсутність у цих записах монтажу, що обумовлено специфічними властивостями досліджуваних записів, а саме тим, що ці записи є цифровими та розміщені на змінних носіях інформації;

- низька якість записів Мельниченка М.І., через яку неможливо в повній мірі категорично ідентифікувати співрозмовників… ».

Изменилось ли что-то затем с фоноскопическими экспертизами в уголовном деле, возбужденном против второго Президента Украины? Нет, не изменилось. Это подтверждает и дискуссия в «Украинской правде» 7 апреля этого года об отсутствии каких-то новых экспертиз после упомянутой следователем Харченко даты 26 августа 2010 года.

В свое время много шуму было вокруг заключений фоноскопической экспертизы, проведенной в США в отношении некоторых записей Мельниченко (о Гонгадзе, о «Кольчуге», об Ельяшкевиче и др.) известным американским аудиоэкспертом Брюсом Кенигом и якобы подтвердившей подлинность записей.

Многие годы также утверждалось о существовании экспертиз, проведенных экспертами ФБР США. В действительности, как затем оказалось, экспертиза была проведена все-таки в частном порядке приватным экспертом – Брюсом Кенигом, возглавляющим фирму «Бек Тек», хотя и бывшим фебеэровцем.

Нельзя рассказать лучше об этом сюжете, ярко показывающем подозрительные манипуляции вокруг экспертиз «пленок Мельниченко», чем это сделано в статье С.Лозунько «Большие игры с «пленками», опубликованной 13 мая 2005 года в еженедельнике «2000», фрагментом из которой воспользуемся:

« …В октябре 2002-го в «2000» (кроме собственных выводов) опубликовано заключение британского эксперта Питера Фрэнча. Фрэнч выяснял, насколько адекватными являются результаты, полученные американской компанией «БЭК-ТЭК». Согласно выводам Фрэнча, г-н Кениг не имел оснований говорить о результатах исследований с такой категоричностью, ибо, указывал доктор Фрэнч, «я думаю, что сейчас невозможно доказать аутентичность каких-либо современных цифровых записей»...

Затем главный редактор «2000» С.Кичигин поставил ряд вопросов (что называется «в лоб») американскому послу в Украине. Паскуаль же 25 октября ответил в форме «открытого письма», которое растиражировали все «грантозависимые» СМИ. Паскуаль настаивал на том, что анализ был произведен в лаборатории электронных исследований ФБР и в ходе его не было выявлено признаков манипуляции цифровыми файлами, какими-то непонятными звуками, которые свидетельствовали бы о наличии монтажа. Что три агентства США подтвердили, что на записях звучит голос президента Кучмы. И все это доказывает, по словам посла, что фабрикация такого диалога невозможна. Особо было отмечено, что анализ ФБР проводился на оригинальном цифровом носителе, а не на пленке...

А как было на самом деле?... Швец поясняет: «Вот что мне сказал Брюс Кениг. Он проработал 27 или 30 лет в ФБР, потом ушел. Но лучшего специалиста ФБР пока не приобрело. Когда у них (у ФБР) возникают какие-то серьезные вопросы, они обращаются именно к нему, как к контрактору, он часто туда ездит, консультирует, делает свои заказы. И вот когда этот вопрос поднялся до уровня американского правительства, они позвонили в ФБР и спросили: ну как там вы вообще, как вы к этому относитесь? ФБР ответило, что это наш человек, и все нормально. То есть второй экспертизы не было. Одну-единственную экспертизу, которая была, делал Кениг»...

Т.е. была одна-единственная экспертиза (а не три, как уверял Паскуаль!), причем — экспертиза не официальная, а просто исследование эксперта, который на хорошем счету у ФБР. «Исследовал» Кениг некие «копии» (а не информацию «на оригинальном цифровом носителе», как утверждал Паскуаль)…» (Еженедельник «2000», 13.05.2005).

В 2009 году в интервью Радио «Свобода» по поводу экспертиз его записей в США признал это и сам Мельниченко: «…Експертиза також була проведена. Експертиза була проведена одна-єдина. Це фірма «Бек Тек» у США тих записів, які я надавав…» («Радіо Свобода», 29.01.2009).

Обращаясь к экспертизам, сошлемся на мнение уже упоминавшегося авторитетного эксперта – британского ученого доктора Питера Фрэнча, который является председателем Международной ассоциации судебной фонетики, соредактором международного журнала «Судебная лингвистика». Этот эксперт с мировым именем в отрасли аудиоэкспертизы в интервью еженедельнику «2000» подчеркнул, что « …любые категорические утверждения о безусловной аутентичности этих пленок – так, как это было представлено в заключении Брюса Кенига, ничем не обоснованны… ». По словам доктора Фрэнча, « …современная технология позволяет делать монтаж в цифровом формате на таком уровне, который исключает возможность обнаружения его экспертами, и потому может вполне успешно использоваться злоумышленниками…» («Еженедельник «2000», 1.11.2005).

Наверное, кому-то следует снова и снова напоминать слова Питера Фрэнча: «…Я бы сказал любому, кто заинтересован в кассетах Мельниченко: невозможно доказать, что они аутентичны…» («Еженедельник «2000», 22.11.2002).

Желающим более глубоко окунуться в специфический мир «записей Мельниченко» и технологии их создания полезно ознакомиться с публикацией А.Степуры «Пленки Мельниченко и убийство Гонгадзе» (http://www.cripo.com.ua/stati/)

6 декабря 2005 года представитель нью-йоркского Фонда гражданских свобод Александр Гольдфарб на пресс-конференции в Киеве заявил, что фонд передал в Генеральную прокуратуру Украины аудиофайл, полученный от Мельниченко, на котором отсутствует указание Президента Кучмы расправиться с нардепом Александром Ельяшкевичем, но это не помешало Мельниченко с целью получения Ельяшкевичем политического убежища за океаном подтвердить в США под присягой наличие и правдивость такой записи, которая была представлена сфальсифицированной расшифровкой («Мельниченко фальсифицировал записи…», «Украинская правда». 6.12.2005).

Есть много людей – фигурантов разговоров на записях, которые, с удивлением слушая записи Мельниченко, убедительно отрицают вложенные в их уста слова и выражения. Об этом также не следует забывать.

Все помнят выражение «орлы Кравченко», которое стало уже нарицательным. А ведь походит оно из одной из записей Мельниченко, где слышны слова якобы Президента о том, что грузина нужно вывезти, отдать чеченцам, оставить без штанов. В ответ звучат слова якобы министра внутренних дел - мы сделаем это, у меня сейчас команда боевая, орлы такие, что делают все, что хочешь. Вместе с тем министр, продолжая речь, говорит, что эти орлы предоставляют 38 услуг населению, в том числе сервис техосмотра, изготовление автомобильных номеров и другие.

Слишком неестественное соседство на одной записи совершенно разных вещей по поводу одного и того же предмета – что вызывает вполне обоснованные мысли о скрытом монтаже разных частей записи. Кстати, в знаменитой кассете Мороза и в большинстве распечаток СМИ эта часть записи (о предоставлении «орлами» 38 услуг населению) почему-то не фигурирует, уж больно много вопросов она вызывает к предыдущему содержанию записи («Стенограмма и аудиозапись, которую А.Мороз получил от офицера СБУ», «Украинская правда», 1.12.2000).

Таким образом, на сегодняшний день ничем не опровергнуты заявления Леонида Кучмы о том, что записи его указаний по отношению к Гонгадзе – смонтированы. Более того, с учетом изложенных фактов - они никогда не будут опровергнуты. Чаша весов склоняется к тому, что они все-таки были сфальсифицированы.

Кем? Об этом ниже.

Одиночка ли майор Мельниченко?

Действовал ли Мельниченко в одиночку, как это теперь он сам утверждает?

От ответа на этот вопрос зависит многое, определяющее дальнейшую судьбу многих участников «кассетного скандала» как прямых, так и косвенных. Зависит от этого и отношение органов правосудия к самому майору – говорит ли он правду? солгав в одном, способен ли он говорить правду в остальном?

Ответы на этот вопрос имеются и даже в большом количестве. Нужно только внимательно проанализировать то, что по этому поводу стало достоянием гласности за прошедшее десятилетие. Незаменима в этом роль средств массовой информации, которые действительно являются сейчас подобием нервной системы человеческого организма, чутко реагирующей на все происходящее в нем.

По степени осведомленности в обстоятельствах «кассетного скандала», имеющих значение и для дела об убийстве Георгия Гонгадзе, масс-медиа, в том числе ресурсы сети интернет, намного опережают официальные органы, давно утонувшие, как это видно, в море информации, бурлящем вокруг этих дел уже более десяти лет.

Хорошо знающие Мельниченко люди, а их достаточно много, исходя из личности майора, не верят в его самостоятельность при прослушивании президентского кабинета. Тот же Юрий Швец считает:

« …Зная Колю Мельниченко и имея оперативный опыт, могу сказать, что если бы эта команда работала на свой страх и риск, они бы «сдали» друг друга в первую же неделю. Причина?- Страх. Они бы друг на друга смотрели и думали: кто же первый сдаст? Думаю, Коля, по своему характеру, на второй-третий день побежал бы к начальнику и сдал бы коллег. То есть уровень их «крыши» должен быть достаточно высоким, и команду они должны были получить примерно такого содержания: вот, ребята, вы делайте то, что вам скажут, делайте качественно и будете ходить в лампасах. А иначе вы будете в гробу. Вот, думаю, такая команда должна была быть. Такая команда единственная может держать майора Мельниченко в узде в течение длительного времени… » (Е.Лауэр «Юрий Швец: в Украине был заговор с целью захвата государственной власти», «Трибуна», 29.04.2005).

В статье «Команда Мыколы Мельниченко» в «Украинской правде» от 1 июля 2005 года, больше похожей на организованную утечку следственных или оперативных материалов, автором, скрывающимся под псевдонимом Семен Шевчук, впервые открыто названы в качестве участников команды майора Мельниченко конкретные люди:

«… Сам Мельниченко расшифровывать записанные разговоры Кучмы не мог – на это, при всем его желании, физически не хватило бы времени. …Майор с семьей фактически проживал в Василькове. На работу в здание АП он приходил к 7 часам утра, а заканчивал – около 20:00. Поэтому, возвращаясь вечером с работы, Мельниченко отвозил свежие записи из кабинета Кучмы своему знакомому по фамилии Савченко… Владимир Семенович Савченко, на то время проживал в Киеве на Троещине, …прослушивал записанное майором за день, выборочно расшифровывал и, скорее всего, передавал информацию одному заинтересованному лицу. …9 ноября 2000 года Савченко оставил Украину, отправившись в Португалию…».

« …Сотрудник Киевского управления СБУ капитан Александр Иванович Евко – наверное, ближайший приятель Мельниченко, его кум (крестный отец дочери Леси) и однокашник по КВИРТУ … по роду своей деятельности в СБУ Евко был тесно связан с компьютерной техникой, которой, как говорят, владел в совершенстве… ».

« …Алексей Нестеренко, бывший милиционер, уволенный из органов в звании старшего лейтенанта… » - и некоторые другие.

Спецоперация против Украины?

Прав суд – следствию для полного и всестороннего установления истины в деле надо бы разобраться, что за группа людей тайно «писала» украинского Президента, прикрывшись затем майором, скорее всего лишь огласившим один (из многих) продукт многолетней, по всем признакам - шпионской или подрывной работы.

Какие мотивы были у каждого из членов группы, какова роль каждого в ее работе?

От кого получала указания эта глубоко законспирированная группа, действовавшая не один год, кто ею руководил, какие цели она перед собой ставила?

Одна цель уже очевидна – она видна из целенаправленных действий, связанных с направлением «кассетного скандала» и всего хода событий в Украине и вокруг нее, начиная с 2000 года: это смещение с поста антиконституционным путем кому-то неугодного всенародно избранного украинского Президента.

Не было ли совершено убийство Георгия Гонгадзе с целью избавиться от несговорчивого Президента Украины, для чего его скомпрометировать, иезуитски используя в расчете на возмущение народа нехитрую связку «разговор на пленках – последующее убийство журналиста»?

Это подтверждает и оговорка майора Мельниченко во время выступления на телепрограмме «Правда Романа Скрыпина»: « …Однієї смерті на превеликий жаль мало. Для України було б класно, щоб ще не одного журналіста було вбито… ».

Для любой мало-мальски профессиональной спецслужбы сфальсифицировать подобные записи не грешно и не представляет особого труда. Тем более, если стоит такая задача в рамках проводимой спецоперации.

Вспомним в качестве классического примера успешного выполнения поставленных задач родившуюся в недрах германского абвера папку о заговоре Тухачевского, легшую на стол Иосифа Сталина и ставшую причиной массовых репрессий высшего командного состава Красной Армии в 30-ые годы прошлого века, которые решили судьбу первого этапа кровавой войны в 1941-42 г.г.

Возможно, людям далеким от тех сфер, в которых действуют спецслужбы, разведки, контрразведки и тому подобные организации, покажется надуманным изложенное выше, но тем не менее в нашем современном мире существуют и спецслужбы, и их спецоперации.

А то, что Украина представляла и продолжает представлять лакомый кусочек для разных геополитических сил, даже не подлежит обсуждению. Это - непреложный факт.

Если кто-то сомневается в работе иностранных спецслужб на территории Украины – обратимся к недавним примерам, которые традиционно не выпячиваются в открытых для широкой публики сообщениях о работе бойцов невидимого фронта.

Это арест контрразведкой СБУ и привлечение к судебной ответственности в Киеве в 2004 году сотрудников определенных структур одной из стран НАТО, тайно готовивших антиукраинскую провокацию по закупке в Украине оружия и найму украинских наемников для партизанской войны в Ираке с военным контингентом стран западной коалиции.

Из того же ряда операция СБУ по задержанию в январе 2010 года в Одесской области во время проведения специфичных мероприятий сотрудников ФСБ России.

Никакой сентиментальной романтики по поводу взаимной любви и дружбы – только суровые мужские будни.

Свидетельствует один из сотрудников российских спецслужб, также как и майор сбежавший на Запад – бывший офицер ФСБ Александр Литвиненко, до своей загадочной гибели в Лондоне неоднократно встречавшийся с Николаем Мельниченко. В 2006 году в интервью газете «КоммерсантЪ» Литвиненко прямо процитировал откровенно сказанные ему майором слова. А слова эти звучали недвусмысленно и весьма понятно: «Я работаю на ЦРУ. Мы проводим операцию: хотим обмануть ФСБ, чтобы Ющенко стал президентом» («КоммерсантЪ», №45, 20.03.2006).

С учетом психологического портрета майора и его маниакальной страсти к шпионским играм, следует прислушаться и к проживающему в США историку Юрию Фельштинскому, который имел сомнительное удовольствие в 2002 году вместе с майором работать над «пленками Мельниченко» в Фонде гражданских свобод Бориса Березовского:

«…Скорее всего, Мельниченко находится в положении человека, взявшего на себя кучу обязательств. Сегодня одно из этих обязательств – агент ФСБ. То, что Мельниченко агент, доказывает текст интервью, данного Мельниченко в Москве программе тележурналиста Андрея Караулова… » (Е.Лауэр «Юрий Фельштинский: Просто так через Москву не летают», «Трибуна», 06.02.2006).

Нет ничего необычного в существовании двойных, тройных и прочих множащихся в зависимости от жизненных и служебных обстоятельств агентов. Это следует и из слов самого майора, заявившего в интервью УНИАН 16 марта 2011 года на вопрос: «…А хіба у вас не було контактів зі спецслужбами?...», - «…Були. І з німецькими, і російськими, і англійськими, і американськими…», отрицая, правда, при этом свою работу на них.

Многие люди могут поверить в то, что Мельниченко – агент зарубежных спецслужб, лишь тогда, когда увидят собственными глазами формуляр или личное дело агента с распиской о сотрудничестве. В мире спецслужб на это рассчитывать нереально. Но в каждом государстве есть специальные структуры, в обязанность которых, в отличие от праздных ротозеев, входит выявление и разоблачение чужой агентуры.

Не пора ли тем руководителям Украины, которые вправе спрашивать о результатах работы таких структур, поинтересоваться причиной их лояльности к «пленочному майору»?

Злободневный вопрос - как отнесутся к перспективам уголовного дела против Леонида Кучмы народ Украины, общественное мнение и само правосудие, если выяснится, что «кассетный скандал» - это результат спланированной и профессионально проведенной спецоперации американских или российских спецслужб? Или какой-то другой, пока неведомой спецслужбы?

Конечно же, непременно с участием украинского «зрадныка» и, скорее всего, даже не одного. Ну как же без них в этой ситуации? Это было бы не по правилам жанра.

Поколеблется ли в таком случае у народа Украины, выразителей общественного мнения и собственно у органов правосудия вера в правдивость представленных майором Мельниченко записей?

Несомненно.

Проверена ли следствием эта версия до конца?

Из того, что наблюдается в информационном поле вокруг дела Леонида Кучмы, можно сделать вывод – вряд ли. Хотя подтверждающие обстоятельства и торчащие кончики нитей, которые ведут к кукловодам «кассетного скандала» и убийства Георгия Гонгадзе, в том же информационном поле существуют.

Эти кукловоды, учитывая мелкоту личности «пленочного майора», еще больше претендуют на роль украинских «зрадныкив», работающих на иностранную спецслужбу.

Антиконституционный заговор или почему бездействуют отечественные спецслужбы?

Разобралось ли следствие с вероятностью заговора внутри страны против Президента с целью неконституционного смещения его с поста, захвата власти и ролью в этом людей из украинских спецслужб?

Даже у самостоятельной, не связанной со специальными службами, но хорошо организованной группы заговорщиков, проникшей в сердце президентской администрации, имеются практически те же, что у современных спецслужб, технические возможности и прослушивания Президента, и фальсификации записей его разговоров, а затем и возможности реализации схемы «пленки - убийство журналиста».

Могли ли внутренние заговорщики решиться на убийство? Вполне, как ни прискорбно говорить о готовности к кровавому жертвоприношению в угоду своим целям определенных групп людей в нашей стране. Такая готовность существует и неоднократно демонстрировалась теми или иными силами.

Вспомним несостоявшееся в начале 2004 года на территории Украины убийство кандидата в президенты России Ивана Рыбкина, планировавшийся осенью того же года взрыв с целью пиара штаба кандидата в президенты Украины Виктора Ющенко, которые были своевременно предотвращены.

Да и недавние пожелания майора Мельниченко на телепрограмме Романа Скрыпина о необходимости убийств как можно больше украинских журналистов говорят сами за себя.

Анализируя то, что за десятилетие накопилось в информационных ресурсах СМИ по поводу «кассетного скандала» и неразрывно связанной с ним трагической гибели Георгия Гонгадзе, постоянно наталкиваешься на факты, обстоятельства, просто детали, которые ведут к родным украинским спецслужбам или к людям из этих служб и вызывают множество вопросов.

Установило ли, наконец, следствие, откуда у обычного майора управления государственной охраны Мельниченко, не состоявшего на службе в СБУ, появился и был использован для записи разговоров Президента цифровой диктофон «Тошиба» с серийным номером 112622, который соответствует номеру одного из диктофонов, поступивших для оснащения оперативных подразделений той же СБУ?

Этот диктофон усилиями руководителя следственной комиссии Верховной Рады Украины Александра Жира и сотрудников Фонда гражданских свобод, основанного в США российским олигархом Борисом Березовским, передан в апреле 2005 года в распоряжение следователей Генпрокуратуры («Люди Березовского привезли в Киев записи Мельниченко», «Украинская правда», 13.04.2005).

Откуда у Мельниченко – не служившего в СБУ – специальное записывающее устройство еще советского производства «Ява», состоявшее на вооружении КГБ, а затем СБУ, к которому имели доступ единицы из оперативного состава этих спецслужб и которым майор «писал» разговоры Президента в 1999 году и ранее (Интервью Н.Мельниченко Р.Купчинскому. «Трибуна», 29.03.2006)?

Фотографию этого устройства из арсенала майора Мельниченко в узком кругу неоднократно демонстрировал Григорий Омельченко, один из руководителей парламентской следственной комиссии по делу Георгия Гонгадзе. Представлял ее и сам Мельниченко в разных ситуациях.

Ведь эти факты давно известны из СМИ, публичных сообщений следственной комиссии Верховной Рады Украины, от очевидцев и причастных лиц.

Александр Жир, возглавлявший следственную комиссию Верховной Рады, прямо заявил еще в 2002 году: « …Одержавши від Миколи Мельниченка записуючі пристрої й периферійне обладнання до них, не так вже й складно було встановити ланцюжок: виробник-посередник-покупець. Диктофони японського виробництва, якими користувався майор Державної служби охорони Микола Мельниченко, були свого часу придбані Службою безпеки України. Інше обладнання й методика зняття інформації були напрацьованими технологіями КДБ СРСР… » (Л.Капелюшний «Жертовна кров», Київ, 2004, стор.451).

Сам Мельниченко в 2003 году в интервью Роману Купчинскому в порыве откровенности перед руководителем украинской редакции радио «Свобода» упомянул высокопоставленного функционера из СБУ, назвав его Владимиром Парфеновичем, которому было известно, что майор занимается прослушиванием и записью разговоров Президента. Мельниченко неосторожно, в нарушение дельного совета одного из руководителей СБУ «Не верь никому», проговорился Купчинскому, что этот чин из СБУ даже получал от него запись разговоров Президента («Трибуна», 29.03.2006).

Занимались ли следствие и спецслужбы Украины этим перспективным направлением, отрабатывали ли этого человека и его окружение для проверки удивительной бездеятельности СБУ при получении «Владимиром Парфеновичем» информации о прослушивании и записи разговоров Президента страны?

Или же ограничились примитивным приобщением к уголовному делу дежурной справки об очередной смерти еще одного носителя информации?

Кому таинственный Владимир Парфенович передал эту информацию и кто ею воспользовался? Чьим, грубо говоря, «человеком» являлся сам Владимир Парфенович?

Ведь если майор применял для прослушивания и записи разговоров Президента технические средства из труднодоступного для посторонних лиц штатного инвентаря СБУ, то, несомненно, действовал с ведома, а скорее всего и по поручению кого-то из должностных лиц украинской спецслужбы, пусть даже действующих с превышением своих должностных полномочий.

А это уже антиконституционное нарушение спецслужбой и ее сотрудниками закона и всех правил проведения оперативно-технических мероприятий, тем более в отношении Президента страны, который защищен правом неприкосновенности на время выполнения своих полномочий.

Не прислушаться ли все-таки внимательнее к словам Мельниченко, заявленным телеканалу ТВі, которые в связи с опереточностью самого майора воспринимаются пока легкомысленно теми, кто по долгу службы обязан их тщательно проверить: «… Наши люди, которые за мною стоят… Эти люди в погонах. Да, они работают в спецслужбах, на руководящих должностях, и они могут влиять, и не только в Украине. О Мельниченко вы уже слышали, а в следующем, 2011 году вы узнаете другие фамилии тех влиятельных людей… » («Фокус.UA», 14.12.2010)?

Майор то опереточный, а результаты его действий – серьезные. На них, хотя и слабо, держится самый резонансный в Украине уголовный процесс. Поэтому и работать с Мельниченко для установления истины нужно серьезно - по всем правилам следственной и оперативной науки.

Кто будет выяснять, почему в 2003 году в разгар следствия по делу майора Мельниченко был благополучно выпущен за пределы страны Владимир Савченко – посетивший Украину ближайший помощник и фактически сообщник майора? Этот человек непосредственно осуществлял обработку и приведение в систему сделанных майором записей и еще 9 ноября 2000 года перед знаменитым выступлением в Верховной Раде Александра Мороза срочно выехал в Португалию.

Об этом прямо утверждается в уже упоминавшейся статье С.Шевчука «Команда Мыколы Мельниченко» («Украинская правда», 1.07.2005), которая содержит множество интересных для следствия сведений.

Действительно ли имело место покровительство Владимиру Савченко при его повторном выезде в 2003 году из страны со стороны СБУ? Допрашивался ли он, представляя огромный интерес для следствия, при непродолжительном пребывании в 2003 году в Украине следователями Генеральной прокуратуры или же прокурорам вообще не было сообщено спецслужбой о нахождении в стране исчезнувшего важного свидетеля?

Откуда у этого человека навыки работы в области криптозащиты данных, которые на то время в Украине могли быть приобретены только при обучении в спецслужбах?

За что 23 мая 2002 года по личной просьбе майора Мельниченко Юрием Фельштинским был выписан на Савченко банковский чек на сумму 5 тысяч долларов (А.Гольдфарб «О чем молчит Мельниченко», «Украинская правда», 18.04.2005)?

Этот человек и тогда, и сейчас должен представлять интерес для следствия как один из немногих, могущих раскрыть тайны «кассетного скандала». (С.Шевчук «Команда Мыколы Мельниченко», «Украинская правда», 01.07.2005).

Почему в 2005 году «оранжевый» председатель СБУ Александр Турчинов потребовал у чешского гражданина Владимира Болденюка не отдавать хранившийся у последнего в Чехии архив записей Мельниченко следователям Генпрокуратуры, что серьезно затормозило ход расследования?

И, в заключение, последний вопрос - почему сегодня уголовное дело по обвинению Мельниченко, которое возобновлено в связи с решением Печерского суда г.Киева, поручено для расследования все той же СБУ?

А не следователям по особо важным делам Генпрокуратуры, которая расследовала его в течение 4 лет до прекращения в 2005 году и сейчас является монопольной обладательницей тех материалов относительно Мельниченко и «кассетного скандала», которые поступили после 2005 года и имеют существеннейшее значение для дела Мельниченко?

Ведь эти важные материалы – прямо касающиеся вопросов, поднятых выше, сейчас находятся в Генпрокуратуре в делах об убийстве Георгия Гонгадзе, о смерти Юрия Кравченко, о превышении власти Леонидом Кучмой и, соответственно, не переданы в СБУ вместе с делом Мельниченко образца 2005 года. Зачем это искусственное разделение доказательственных материалов между двумя ведомствами?

Не очередной ли это результат многолетнего покровительства майору Мельниченко со стороны неких могущественных сил?

Каких действий в отношении майора Мельниченко можно теперь ожидать от СБУ?

Уже сейчас вызывает удивление следующее. Вновь обретя статус обвиняемого, который восстанавливается автоматически после отмены судом постановления прокуратуры о прекращении дела по обвинению лица и возобновления следствия, майор Мельниченко вместе с тем почему-то не подвергнут мере пресечения. А ведь в силу вступили и другие предыдущие решения ГПУ и суда, вынесенные до 1 марта 2005 года – в частности о его задержании для решения в установленном порядке вопроса об аресте.

Кто же эти заговорщики из украинской спецслужбы и за ее пределами - если они существуют? Что связывает их с названными выше именами?

О режиссерах кассетного скандала. Кто они?

Ничто не мешает следствию по делу майора Мельниченко в скором будущем ответить на этот вопрос. Конечно же – при условии профессионального, всестороннего и объективного расследования.

Говоря о проблемах, связанных с «кассетным скандалом», нельзя не затронуть вопрос, уже давно обсуждаемый в обществе. Годятся ли на роль главных режиссеров «кассетного скандала» Евгений Марчук и Александр Мороз, давно к нему привязанные собственными заявлениями, фактами из истории скандала и общественной молвой?

Существует версия, что их, несмотря на громкие имена, скорее всего «втемную» использовали в своих целях настоящие кукловоды майора Мельниченко.

Прежде всего – подставив им майора с соблазнительными предложениями получать из первых рук информацию о происходящем в главном кабинете страны. При таком соблазне не сработали на упреждение ни опыт, ни чувство разумной осторожности.

А затем, манипулируя дозированной информацией из президентского кабинета в нужном направлении, тайные кукловоды провоцировали желаемые действия и поступки.

Вместе с тем, Мороз и Марчук знают больше и глубже, чем говорят, о тайнах «кассетного скандала».

Отсюда, очевидно, и однобокость, с точки зрения действующего закона, заявлений о необходимости расследовать только факты, изложенные на «пленках», воспринимая их как достоверные, а не то, кем, как, при каких обстоятельствах и под чьим кураторством записи Мельниченко были сделаны в действительности.

Есть и другие версии об их роли в описываемых событиях. Но не будем подменять органы следствия. Имея такие исходные данные, о которых абсолютно не было известно в начале 2000-ых, для них не составит большого труда установить истинное место в «кассетном скандале» не только Марчука и Мороза.

В итоге следует признать, что остающийся до сих пор за кадром главный кукловод этого спектакля - незаурядный психолог, использовавший в хорошо продуманном и затем реализованном сценарии ментальность и свойства личности каждого из участников «кассетного скандала».

Борьба за власть – всепоглощающее явление, которое как Молох пожирает все человеческое в отношениях между людьми.

В документально-публицистическом фильме «Окаянные дни» фигурирует интервью первого секретаря ЦК Компартии Украины Петра Симоненко:

« …За две недели до того, как Мороз провел пресс-конференцию, ко мне приходили. Этот человек сегодня – в большой политике находится в Украине. Это представитель крупного бизнеса и приходил предлагал этот вариант, с которым вышел потом Мороз… ».

Уже 11 лет неизвестно о том, кто обращался к Симоненко. Судя по данному описанию – не сам майор. Какой из него представитель крупного бизнеса? Да и Мельниченко отрицает контакты с Петром Симоненко: « …Категорически заявляю, что я не обращался к Симоненко …» (Интервью Мельниченко британской газете «Financial Times», «УП», 7.10.2002).

Это еще один кончик нити, ведущей к кукловодам майора Мельниченко. Смогла ли пройтись по этой путеводной нити Генеральная прокуратура? Пройдут ли этот путь сегодня новые следователи – теперь уже из СБУ?

Истекло более десяти лет со времени исчезновения молодого перспективного журналиста Георгия Гонгадзе, которому еще жить бы и жить. Несмотря на то, что в тюрьме сидят исполнители убийства и публично называются имена кандидатов в организаторы преступления, думающих людей гложет мысль - главное все-таки не вскрыто ни следствием, ни судом, ни самими преступниками.

Это касается настоящих причин и мотивов преступления, а через них – его истинных организаторов и вдохновителей, силуэты которых лишь просматриваются сквозь густую пелену тумана, специально напущенного за десятилетие вокруг миссии майора Мельниченко и его «пленок».

Сомнений в правильности избранного сегодня следствием самого простого пути добавляет бодрый голос майора Мельниченко – еще одного, наряду с генералом Пукачем, «спасителя» Украины: « …Я думаю, що кримінальну справу проти мене не поновлять, тому що за мною стоять набагато впливовіші люди, ніж ви собі уявляєте. Окрім того, я правий, не порушував чинне законодавство і рятував країну…» (Інтерв’ю М.Мельниченка, «Українські національні новини», 2.06.2011).

Не об этих ли влиятельных людях упомянул заместитель Генерального прокурора Украины Р.Кузьмин в интервью агентству «Интерфакс-Украина» в 2006 году:

« …По одной из версий, убийство Георгия Гонгадзе готовилось заранее с целью политической дискредитации Леонида Кучмы и возможного его премника – министра внутренних дел Юрия Кравченко. Цель – деморализовать Президента и заставить его уйти в отставку, не допустив избрания на этот пост лояльного к Кучме преемника. Но, как утверждает замгенпрокурора, отработка следствием версий, отличных от всем известной «Кучма – заказчик, Кравченко – организатор, Пукач – исполнитель», наталкивается на серьезное противодействие отдельных политических сил… » («Факты», 27.12.2006).

Не связано ли влияние этих таинственных сил с тщательным замалчиванием и сокрытием следующего факта - кто и почему в ноябре 2000 года дал команду (еще одна ниточка к разгадке убийства Гонгадзе) одному из руководителей главного управления внутренних дел Киевской области вывезти «таращанское тело» из морга в Тараще и сжечь его? Кому из руководителей областной милиции позвонил Юрий Кравченко и со скандалом отменил это указание? Не говорит ли это о непричастности покойного министра внутренних дел и вообще связки Кучма-Кравченко к убийству Георгия Гонгадзе?

17 шагов к разгадке преступления века

В мае 2011 года, после двухмесячного расследования дела второго Президента Украины, Генеральная прокуратура объявила об окончании следствия по делу. В настоящее время Леонид Кучма и его адвокаты знакомятся с материалами дела перед судебным процессом.

Второму Президенту Украины выдвинуто обвинение в совершении уголовного преступления – превышения власти, повлекшего тяжкие последствия. Вместе с тем следствие не рискнуло обвинить его в прямом соучастии в убийстве Георгия Гонгадзе, что еще раз говорит о непричастности Леонида Кучмы к смерти журналиста.

Но имеет ли внутреннюю уверенность само следствие в завершенности своей работы и безукоризненности своих выводов, закончившихся предъявлением криминальных обвинений второму Президенту Украины?

Существует множество вопросов, в том числе поставленных выше, без выяснения которых нельзя, положа руку на сердце, сказать, что истина установлена.

Нашло ли следствие вразумительные ответы и на те вопросы, которые еще в 2005 году публично задавал в средствах массовой информации бывший деловой партнер майора Мельниченко из нью-йоркского Фонда гражданских свобод Александр Гольдфарб, хорошо изучивший майора и связанные с ним секреты (А.Гольдфарб «Спасение майора Мельниченко», «Украинская правда», 1.07.2005)?:

1 .« …Зачем человек интеллектуального и морального уровня Мельниченко решился записывать президента? ...».

2. « …Как технически ему удалось в одиночку осуществить сотни часов записей?…».

3. « …Почему записи, которые велись более года, прекратились через десять дней после пропажи журналиста? Кто и почему в эти дни принял решение о переправке Мельниченко за границу? ...».

4. « …Сам майор при разговорах Кучмы не присутствовал и не мог знать их содержания, а прослушивать все пленки подряд у него не хватило бы времени, если он действовал в одиночку… ».

5. « …Согласно рабочей тетради Мельниченко, которая имеется в прокуратуре, после побега ему потребовались многие недели, чтобы прослушать и рассортировать записи, проставить даты и определить участников и содержание разговоров. Как возникли фрагменты Мороза? Кто и когда выбирал их из массы материала? Или кто-то прослушивал разговоры сразу, «по мере поступления»?... ».

6. « …Почему чипы, которые Мельниченко называет оригиналами, произведены в 2002 году, в то время как записи производились в 2000? Если оригиналы у него, то зачем врать? А если нет, то почему? И у кого?... ».

7. « …Кто такой Савченко, скрывающийся в Португалии, которому Мельниченко пересылал часть денег, полученных от Березовского?... »

Дополним эти вопросы еще несколькими, которые помогут добросовестным следователям сделать еще несколько шагов к установлению истины:

8. Кто и почему способствовал выезду Владимира Савченко за пределы Украины в 2003 году, когда имелись основания для его задержания по делу майора Мельниченко?

9. У кого получено майором специальное записывающее устройство «Ява», находившееся на вооружении КГБ-СБУ и рекламируемое Григорием Омельченко?

10. Чья подпись о получении СБУ-шного диктофона «Тошиба» с номером 112622, который использовался майором Мельниченко и сейчас находится в Генпрокуратуре в качестве вещдока, значится в учетах СБУ?

11. Почему и кем аудиоматериалы, представленные затем как якобы изобличающие Президента в причастности к убийству Гонгадзе, начали готовиться еще тогда, когда Георгий был жив?

12. Кто и почему в ноябре 2000 года дал команду (еще одна ниточка к разгадке тайны убийства Гонгадзе) одному из руководителей главного управления внутренних дел Киевской области вывезти «таращанское тело» из морга в Тараще и сжечь его? Кому из руководителей областной милиции позвонил Юрий Кравченко и со скандалом отменил это указание? Почему этот факт тщательно скрывается? Не говорит ли это о непричастности покойного министра внутренних дел к убийству Георгия Гонгадзе?

13. Почему до сих пор не похоронено тело Георгия Гонгадзе его близкими и родственниками? Что за этим стоит?

14. Что за телефонные звонки зарегистрированы перед бегством за границу с мобильного телефона Мельниченко на приемную Юлии Тимошенко? Что связывало заурядного майора из президентской охраны с Вице-премьер-министром Украины?

15. Какое отношение имели к укрывательству генерала Пукача при его пребывании «в бегах» организация, в помещении которой летом 2006 года был обнаружен СБУ зарубежный паспорт на его имя, и ее руководители, являющиеся представителями одной из основных политических сил в Украине?

16. Почему все силовые структуры Украины потратили целых 5 лет на поимку сбежавшего генерала Пукача, который все эти годы свободно колесил по всей Украине, открыто проживал в густонаселенных пунктах и не удосужился даже обзавестись поддельными документами? Кто из сильных мира сего причастен к укрывательству его от розыска?

17. Почему до сих пор находится на свободе майор Мельниченко? Почему компетентные органы не задают вопросы об обстоятельствах дела Владимиру Савченко и другим соратникам Мельниченко? Кто будет определять их долю ответственности перед законом за соучастие в «грехах» майора?

Эти шаги наверняка приблизят следствие к разгадке таинственных загадок дела об убийстве Георгия Гонгадзе и «кассетного скандала».

И последнее:

Почему Леонид Кучма непричастен к смерти Георгия Гонгадзе?

Те, кто записывал Президента, должны быть заинтересованы «писать» его до полной победы – то есть до фиксации аудиозаписью в президентском кабинете отчета причастных силовиков о расправе над Гонгадзе или словесного подтверждения самим Президентом своего участия в этом преступлении.

Конечно, при наличии обязательного условия – что Леонид Кучма действительно отдавал преступные указания.

Возможность такая существовала – ничто не мешало спокойно продолжать прослушивание и запись прежним способом, как это происходило все три года до сентябрьских событий 2000 года.

Но – внимание! - не зафиксировав такой подарок от шпионской судьбы, майор прекращает 26 сентября записывать разговоры в президентском кабинете и по чьему-то указанию срочно бросает службу (18 октября отдает Морозу для обнародования запись по поводу Гонгадзе, 19 и 23 октября подает два рапорта об увольнении со службы, 4 ноября он официально уволен). 26 ноября 2000 года Мельниченко с семьей тайно перебирается за границу.

28 ноября Александр Мороз оглашает кассету с записью о Гонгадзе.

Получается, что главного условия – причастности к преступлению Президента – не существовало. Было бесполезно ждать и рассчитывать на долгожданные слова-признание в президентском кабинете для фиксации личного подтверждения Президентом или министром внутренних дел этой самой причастности. И принимавшие решение об эвакуации Мельниченко за кордон люди об этом знали.

Также знаково, что процесс записи, начавшийся еще в 1998 году, прекращается навсегда в момент (26 сентября), когда никто, кроме самих организаторов и участников убийства Гонгадзе, еще не знает об убийстве журналиста (никаких разговоров в это время в президентском кабинете, подтверждающих его убийство, не происходит и не записывается, «таращанское тело» обнаруживается гораздо позже – 2 ноября 2000 года), а главный «писец», прервав любимое занятие и смотав микрофонные шнуры, уже готовится к бегству за границу с целью разоблачения причастности Президента к этому преступлению.

Что послужило причиной принятия всезнающими кукловодами такого решения?

Из анализа ситуации неизбежно следует вывод, что запись разговоров Президента, имевших место после 16 сентября (день исчезновения Гонгадзе), резко прекращена через несколько дней по причине того, что новые записи стали чрезвычайно вредны для планов злоумышленников по компрометации Президента и угрожали их срывом.

Каждый последующий день, продолжая обычную работу по записи разговоров, сами злоумышленники умножали нежелательные для них и оправдывающие Леонида Кучму доказательства – ведь Президент включился в организацию поисков Гонгадзе и неоднократно выражал в прослушиваемом кабинете резкое неудовольствие силовикам, которые не могли найти журналиста. Наличие таких записей только оправдывало бы Президента.

И это не могло быть игрой со стороны Президента, абсолютно не подозревавшего о прослушке, особенно в разговорах с министром внутренних дел Юрием Кравченко. Которому, по версии официального обвинения, он якобы ранее дал указание о совершении преступных действий в отношении Гонгадзе.

Интересны свидетельства Владимира Цвиля, вывозившего майора с семьей и его записями в Чехию: « …Он ( Мельниченко – Авт. ) решил скрывать правдивую информацию после исчезновения Гонгадзе. Мне хорошо известно, какие записи есть, а каких нет. Он сказал тогда, когда его толкнул на это …, что у него есть запись, когда докладывают Кучме на третий день после исчезновения Гонгадзе, что он мертвый. А это неправда. Такой записи у него нет, так как ему не давали эти записи… « (В.Цвиль, газета «Свобода», №28(209), 24-30.08.2004).

« …Существуют вещественные доказательства того, что разговоры Кучмы своевременно отслеживались и анализировались «клиентами» Мельниченко. Среди его записей есть аудио-файлы с фрагментами, касающимися Гонгадзе, которые были подготовлены еще летом 2000 года – их умышленно выделили из часовых разговоров экс-президента. Об этом свидетельствуют информация о дате и времени создания соответствующих аудио-файлов. Эти доказательства также находятся в распоряжении Генпрокуратуры… Кто работал с записями, «вовремя» выделяя из них фрагменты относительно Гонгадзе, кто их прослушивал и зачем?... » (В.Цвиль, «Украинская правда», 17.01.2007).

Исходя из этого, закономерен вопрос – так кто же еще летом 2000 года готовил трагедию Гонгадзе?

Еще одно. С 2005 года известны просочившиеся в СМИ данные следствия, что «…монтаж отрывков разговоров о Гонгадзе начался в понедельник 18 сентября 2000 года – всего через сутки после похищения и убийства журналиста…» (С.Шевчук «Команда Мыколы Мельниченко», «Украинская правда», 1.07.2005). Это те 14 фрагментов, которые затем были переписаны злоумышленниками на обычную аудиокассету и переданы для обнародования Александру Морозу.

Из этого Александр Гольдфарб, отнюдь не страдающий отсутствием логики в суждениях, делает вывод, с которым трудно не согласиться: « …команда Мельниченко начала клеить «Кучмагейт», когда еще никто не знал, что журналист убит, ведь на тот момент Гонгадзе отсутствовал всего лишь сутки… Отрывки 14-и разговоров, озвученные Морозом, происходят из разных записей, сделанных на протяжении нескольких предыдущих месяцев. Только смонтировать эти фрагменты занимает несколько часов, а для того, чтобы их выявить из массы сырого материала, нужно несколько дней внимательного прослушивания записей… Значит, материалы, изобличающие Кучму в убийстве, начали готовиться еще тогда, когда сам Гонгадзе ходил по улицам Киева, не подозревая, какая ему уготована судьба… » (А.Гольдфарб, «Украинская правда», 4.07.2005).

Кто вы, майор Мельниченко?

Не будем сейчас говорить о том, от кого и сколько презренных денежных знаков получил майор Мельниченко в связи с происходившими в течение десяти лет в разных географических точках мира торгами по поводу информации и записей из главного кабинета Украины. Эта тема достойна многих томов уголовного дела.

Обратимся к одному небольшому, но важному событию, так живо подтверждающему теорию Карла Маркса, что мир живет в соответствии с формулой «товар-деньги-товар», и то, что с этой формулой сверяет свои действия и «пленочный майор». О нем почему-то, хотя оно достаточно давнее, не упоминают специализирующиеся на «кассетном скандале» средства массовой информации.

Так, 22 февраля 2005 года патентный поверенный по поручению Николая Мельниченко подал заявку в департамент интеллектуальной собственности при Министерстве науки и образования Украины. Объектом правовой защиты заявлено словосочетание «Записи Мельниченко», которое охраняется в отношении классов 16 (печатные и периодические издания) и 41 (аудио- и видеозапись, а также ее монтаж).

Заявка в установленном порядке была удовлетворена – в результате с 2005 года майор Мельниченко имеет право интеллектуальной собственности на эти объекты. Это значит не что иное как бесцеремонную подготовку к узаконенной торговле этими записями уже на формальных правовых основаниях и подтверждение монопольного права майора на это. Заодно - конец мифа о бескорыстных планах скандального майора.

Но портрет Мельниченко в этой части будет неполным без некоторых деталей. Уже приелась словесная бравада майора о наличии у него нескольких миллионов долларов, якобы поступивших ему от заказчиков убийства Гонгадзе и об открытии ими же на него швейцарского банковского счета с миллионом долларов (УНИАН, 16.03.2011).

Всем известен и факт получения майором около 50 тысяч долларов от Фонда гражданских свобод Бориса Березовского в Нью-Йорке («Пленки майора Мельниченко обошлись Березовскому в 50 тысяч долларов», http://pda.lenta.ru/news, 28.03.2005; Ю.Фельштинский «Николай Мельниченко дает показания», «Трибуна», 27.03.2006).

Ничего непредсказуемого не добавит к образу «кассетного майора» и существующее свидетельство бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко о получении Мельниченко 15 миллионов долларов («КоммерсантЪ», 20.03.2006).

Поражает, но и только, своей наглостью фантастический прожект, рожденный майором сотоварищи, о получении 100 миллионов долларов за «пленки» под названием «Об урегулировании конфликтной ситуации, связанной с так называемым кассетным скандалом» (Мустафа Найем «ФСБ: между Кучмой и Мельниченко», «Украинская правда», 15.04.2011; «Большие торги», «Украинская правда», 5.07.2005).

Имеются данные, что аппетиты майора достигали и до 1 миллиарда долларов.

Приведем часть более весомой информации из открытых источников о предательских действиях скандального майора, нанесших непоправимый урон безопасности украинского государства:

Так, 5 августа 2002 года в «Украинской правде» опубликована статья П.Лютого под названием «Провал в системе безопасности НАТО», в которой со ссылками на записанный Мельниченко доклад от 9 сентября 2000 года Председателя СБУ Леонида Деркача говорится о мероприятиях СБУ в отношении некоторых посольств стран НАТО в Киеве, их способах и средствах и приведена распечатка аудиозаписи этого доклада.

В мае 2004 года Мельниченко заявил американскому агентству «Reuters», что ценный для контрразведки Украины источник, который предоставляет информацию из США, работает в ЦРУ. При этом майор продемонстрировал запись, на которой руководитель СБУ Игорь Смешко разговаривает с Кучмой об «американском аналитике из ЦРУ», который работает шпионом на бывшую советскую республику… Она – чиновник из Центрального разведывательного управления. Главным делом она просматривает доклады ЦРУ с оценкой ситуации в Украине и мнением о высших политических лицах…», - процитировал Мельниченко розговор Кучмы и Смешко …» («Мельниченко говорит, что на Кучму работала женщина из ЦРУ…», «Украинская правда», 28.05.2004).

6 февраля 2006 года в интервью интернет-газете «Трибуна» Юрий Фельштинский сообщил: «…На пленках, переданных Николаем мне, был, в том числе, разговор от 7 июля 2000 года. Этот разговор был нами распечатан и опубликован на сайте «5-й элемент». Большая часть розговора – отчеты Деркача и заместителя председателя СБУ Шатковского об оперативной и агентурной работе украинской разведки за границей, в странах бывшего СССР и в Западной и Восточной Европе. Очевидно, что текст этот принадлежит к разряду документов с совершенно секретной информацией. Повторяю, разговор этот был среди пленок, которые мне передал Мельниченко в июле 2002 года, и которые я затем передал «5-му элементу» для распечатки и публикации… » (Е.Лауэр «Юрий Фельштинский: Просто так через Москву не летают», «Трибуна», 06.02.2006).

В 2005 году в интернет-сети открыто сообщено: «… Бывший сотрудник Федеральной службы безопасности России Александр Литвиненко не исключает, что экс-майор охраны Президента Леонида Кучмы Николай Мельниченко продал часть информации из своих записей российским спецслужбам. В частности, речь идет о записях, на которых экс-глава СБУ Леонид Деркач докладывал Леониду Кучме об агентурной работе и о том, что СБУ завербовала одного российского генерала Главного разведывательного управления Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, родственники которого живут в Украине. Не исключено, что Н.Мельниченко продал ФСБ и материалы на одного полковника ГРУ, которого в Италии завербовали американцы…» («ЛИГА. Новости», 06.04.2005; «Мельниченко продал часть записей ФСБ», «Украинская правда», 6.04.2005). Если даже эта продажа не состоялась, не от Мельниченко ли стали известны эти факты гражданину другой страны Александру Литвиненко?

Что это, как не разглашение майором Мельниченко государственной тайны?

В интервью 26 февраля 2009 года газете «Комсомольская правда» сам Мельниченко признал: «…На этих записях есть информация, которая составляет государственную тайну Украины. Там есть данные о людях, которые на тот момент работали в США в интересах нашего государства…».

Еще раньше в интервью американскому еженедельнику «Свобода» майор Мельниченко откровенно заявил на вопрос журналиста: « …Ви кажете, що в записах, які ви зробили в кабінеті Кучми, є інформація, що становить державну таємницю України. Яка це інформація? - В записах йдеться про торгівлю зброєю, є й інша таємна інформація: деякі аспекти відносин з іншими державами, доповіді представників Кабінету Міністрів про стан української економіки, золотий і валютний запаси України тощо… » (В.Лабунський, "Свобода", для УП, 31.01.2002, http://www.pravda.com.ua/news/).

Из интервью бывшего начальника Департамента защиты государственной тайны СБУ Ивана Божкова: « …Как тогда квалифицировать действия майора Мельниченко, который по закону должен был охранять государственные тайны, а вместо того предал их огласке? – Однозначно как разглашение гостайны! Ведь в пленках Мельниченко, а я знаю их содержание, есть не просто секретная, а совершенно секретная и особо важная информация… Нельзя было закрывать уголовное дело в отношении Мельниченко, как поступил один из руководителей Генпрокуратуры. И вот уже 10 лет майора охраняет СБУ – от кого и в связи с чем, непонятно. А между прочим, круглосуточная охрана обходится очень дорого ($200 в сутки – Прим.ред.) И это при том, что Мельниченко нанес государству существенный ущерб!... » («Комсомольская правда в Украине, 14.12.2010).

Почему майор Мельниченко за все вышеизложенное до сих пор не в тюрьме, а на экранах телешоу и на трибуне различных пиар-акций – действительно непонятно.

Итоги

В обществе наблюдаются настойчивые попытки превратить в сознании украинцев в преступника бывшего руководителя государства, за десять лет своего президентства поднявшего Украину из депрессии и упадка середины 90-ых годов до уровня независимого, демократического европейского государства с бурно развивающейся рыночной экономикой.

Конечно же, перед законом все равны и за совершенные преступления нужно отвечать. Это незыблемая истина и в ее верности нет никаких сомнений.

Но нельзя забывать, что гарантированные Конституцией права имеет и бывший глава державы. Он тоже гражданин Украины и имеет право быть защищенным и презумпцией невиновности, и всем известным положением действующей Конституции: органы власти и их должностные лица обязаны действовать только на основании, в пределах полномочий и таким способом, которые предусмотрены Конституцией и законами Украины.

И еще – он вправе быть по человечески понятым и поддержанным в тяжелое для него время теми, кто вместе с ним поднимал державу и строил независимую Украину. Имеет право на ту же законность и справедливость, которых ожидаем от общества по отношению к себе все мы.

Того, что сейчас происходит вокруг государственного деятеля, который продолжает согласно Конституции носить высокое звание Президента Украины после своего вполне достойного ухода с поста, не пожелаешь ни одному Президенту – ни бывшим, ни будущим.

От автора: в статье использована информация из открытых источников, т.к. в годы работы в Генпрокуратуре Украины (1992-2002) автор не имел отношения к расследованию уголовных дел об убийстве Г.Гонгадзе и относительно Н.Мельниченко.

Николай Обиход, генерал-лейтенант юстиции, заслуженный юрист Украины


Газета «Факти», 14 жовтня 2011 року.

Еще раньше в интервью американскому еженедельнику


Оцінка 0

Додати коментар

Для того що б залишити коментар, необхідно увійти через соц мережу.

ЗМІ ПРО НАС

1

24.04.2013 12:00

Игорь Смешко: «Смысл жизни — в непрерывности процесса созидания»

img

Газета "ФАКТЫ и комментарии", интервью с Игорем Петровичем Смешко. ...

2

30.01.2013 01:01

Молчание спецслужб по «делу Развозжаева» разрушает веру украинцев в государство

img

Замалчивание руководством СБУ ситуации по «делу Леонида Развожаева» разрушает веру украинских граждан в органы государственной власти собственной страны. ...

3

19.01.2013 01:13

Институты власти забыли, что должны отстаивать интересы большинства граждан страны

img

Государственные институты власти обслуживают интересы правящей политической силы, а не всего гражданского общества. Причина этого — в отсутствии трансформации положений Конституции Украины, как о демократической стране, в конкретные законы ...

4

30.11.2011 00:00

"АМНИСТИЯ КАПИТАЛОВ" И "АМНИСТИЯ ПОЛИТИКОВ" - ВЕЩИ РАЗНЫЕ: ПЕРВАЯ, ВОЗМОЖНО, ОЗДОРОВИТ ЭКОНОМИКУ, ВТОРАЯ - ГУБИТЕЛЬНА ДЛЯ ГОСУДАРСТВА"

img

Інтерв’ю президента Центру Смешка Ігоря Петровича газеті «Комсомольская правда в Украине». Бывший начальник спецслужбы рассказал "КП" о том, что он считает главной угрозой для безопасности Украины сегодня. ...

5

27.10.2011 23:15

ДЛЯ МЕНЯ ЕЕ ХАРИЗМА — ПРОСТО УГОЛОВНОЕ ДЕЛО

img

Інтерв’ю віце-президента Центру Обихода Миколи Сергійовича газеті «Комсомольская правда в Украине» ...

ПОГЛЯД

  • 24.04.2013 11:45

    «НАЦІОНАЛЬНА БЕЗПЕКА УКРАЇНИ В ЕПОХУ ГЛОБАЛЬНИХ ТРАНСФОРМАЦІЙ»

    Доповідь президента Центру стратегічних досліджень та аналізу ( НДО), Надзвичайного та Повноважного Посла України, доктора технічних наук, професора, лауреата державної премії України в галузі науки і техніки, Смешка Ігоря Петровича на 2 Міжнародній науково – практичній конференції «Реструктурізація глобального простору: історичні імперативи та виклики», 18.04.2013р. ...
  • 31.03.2013 18:01

    Демократія по-українськи.

    Якщо оцінювати нашу демократію не як абстрактний ідеал, а як живу реальність, то стає очевидним, що вона має набір формальних атрибутів, котрі не забезпечили сподівання людей. Їхні права і свободи не вберегли країну від хаотичного розвитку, а більшість народу – від зубожіння. ...
  • 29.03.2013 19:07

    Контрреволюционная ситуация

    Революционная ситуация» в Украине – одна из топ-проблем сегодняшней национальной политической публицистики. Размышлизмами и прогнозами «что? где? когда?» - основные темы множества статей, претендующих на аналитичность, и комментариев, претендующих на актуальность. ...
  • Александр Воронянский
    05.03.2013 13:17

    Идеология государственного строительства в Украине базируется на теории неолиберализма

    Принесение эффективности общественного развития в жертву интересам поддержания status-quo политических элит в долгосрочной перспективе невыгодно и самим элитам, поскольку снижает объем производимых обществом ресурсов, доступных экспроприации в пользу этих элит. ...
  • Владимир Шуваев
    27.02.2013 14:16

    Мажоритарная система: искушение простых решений

    Если Партия регионов внедрит чисто мажоритарную систему выборов, она рискует выиграть бой, но проиграть войну ...

Опитування

Які проблеми є найбільш актуальними для України?

  • корупція;
  • неефективність державного апарату;
  • безробіття;
  • низькі зарплати і пенсії;
  • неконкурентоздатність українських товарів;
  • відсутність національної стратегії
Результати